14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной

14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной

— Но я не хочу быть для него ценной! Я не хочу его больше видеть!

— Ты обещала Эрику помогать и впредь, — напомнил мне Билл.

— Если он передаст вора полиции, — ответила я. — А что сделал Эрик? Всадил в него кол!

— И, вероятно, тем самым спас тебе жизнь.

— Что ж, я ведь нашла вора!

— Сьюки, ты слишком многого не знаешь об этом мире.

Я в удивлении уставилась на него.

— Да, наверное.

— Ничто не бывает слишком... просто. — Билл уставился в темноту. — Даже мне иногда кажется, что я слишком многого не знаю. — Еще одна мрачная пауза. — Я лишь однажды видел, как один вампир воткнул 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной кол в другого. Эрик выходит за пределы нашего мира.

— Так что не похоже, что он придает слишком большое значение вежливости и обычаю, о которых ты говорил раньше.

— Возможно, Пам вернет его к прежнему образу жизни.

— Кем она приходится ему?

— Он ее создал. В смысле, он сделал ее вампиром, века тому назад. Время от времени она возвращается к нему, помогая делать то, чем он занимается. Эрик всегда был собственником, а с возрастом он становится все более своевольным. — Называть Эрика своевольным казалось мне некоторой недооценкой.

— Что ж, вот мы и вернулись на круги своя? — спросила я. Билл задумался.

— Да, — подтвердил он, с 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной оттенком сожаления в голосе. — Тебе не нравится иметь дело с вампирами кроме меня, но у нас нет другого выбора.

— А что с Дезири?

— Он попросил кого-то подкинуть ее ко мне на порог, надеясь, что я буду польщен ценным подарком. Кроме того, если бы я напился от нее, это показало бы степень мое преданности тебе. Может, он как-то отравил ее кровь, и она ослабила бы меня. Может, она оказалась бы трещиной в моей броне, — он вздрогнул. — Ты думала, что у нас было свидание?

— Да. — Я ощутила, как окаменело мое лицо, когда вспомнила, как Билл вошел с этой девицей.

— Тебя 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной не было дома. Я пошел тебя искать, — его тон не был обвиняющим, но он не был и радостным.

— Я пыталась помочь Джейсону и послушать. Кроме того, я все еще была расстроена из-за прошлой ночи.

— Но теперь все в порядке?

— Нет, но настолько в порядке, насколько вообще может быть, — сказала я. — Похоже, не важно, о ком я беспокоюсь, все вовсе не будет гладко. Но я и не думала, что препятствия будут настолько крутыми. Я так понимаю, что ты не сможешь превзойти Эрика, раз критерием является возраст?

— Нет, — ответил Билл. — Не превзойти... — Он внезапно задумался. — Но я кое-что могу 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной сделать. Я не очень хочу — это не в моем вкусе, — но мы будем в большей безопасности.

Я дала ему подумать.

— Да, — заключил он, закончив вынашивать планы. Он не предложил объяснить, а я не стала расспрашивать.

— Я люблю тебя, — сказал он, словно это являлось основанием всех действий, о которых он размышлял. Его лицо маячило надо мной, светящееся и прекрасное в полутьме.

— Я тоже, — сказала я, упираясь руками в его грудь, чтобы он не искушал меня. — Но слишком многое сейчас против нас. Хорошо, если сможем скинуть Эрика с плеч. Но нам надо еще закончить расследование убийств. Тогда с нас свалится еще 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной один тяжкий груз. Убийца должен ответить и за смерть твоих друзей, и за смерть Маудет и Дон, — я сделала паузу и глубоко вдохнула. — И за смерть моей бабушки. — Я сморгнула слезу. Я уже привыкла к тому, что бабули нет дома, когда я туда возвращаюсь, я привыкала не разговаривать с ней, не описывать ей весь мой день, но время от времени внезапная боль настигала меня и не давала даже вздохнуть.



— Почему ты считаешь, что тот же убийца виновен и в том, что были сожжены вампиры из Монро?

— Мне кажется, что именно убийца посеял эту мысль, эту игру в 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной дружинников, среди посетителей бара тем вечером. Именно он ходил от группы к группе, подстрекая людей. Я всю жизнь прожила здесь, но никогда не видела, чтобы здешние жители вели себя так. Для этого должна была существовать причина.

— Он их сагитировал? Подстрекал к поджогу?

— Да.

— И то, что ты услышала, ничего тебе не открыло?

— Нет, — мрачно призналась я. — Но это не значит, что я ничего не узнаю завтра.

— Ты оптимистка, Сьюки.

— Да. Мне приходится быть оптимисткой. — Я погладила его по щеке, думая, насколько был оправдан мой оптимизм с тех пор, как Билл появился в моей жизни.

— Продолжай слушать, раз ты считаешь, что 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной это может дать какие-то результаты, — сказал он. — Я пока буду работать в другом направлении. Увидимся у тебя завтра вечером. Я могу... нет, лучше тогда и объясню.

— Хорошо, — мне было любопытно, но Билл явно был не расположен рассказывать.

По пути домой, следуя за огоньками машины Билла до своего проезда, я размышляла, насколько более страшными были бы прошедшие несколько недель, не будь у меня безопасности, даруемой присутствием Билла. Я осторожно спускалась по проезду, поняв, что мечтаю о том, чтобы Билл решил пренебречь возможностью поехать домой и сделать несколько телефонных звонков. Те несколько ночей, что мы провели порознь, я не то 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной чтобы тряслась от страха, но нервничала. Оставаясь дома одна, я проводила немало времени, переходя от запертого окна к запертой двери, а я вовсе не привыкла жить так. При мысли о предстоящей ночи я пришла в уныние.

Прежде чем выбраться из машины, я осмотрела двор, радуясь, что включила лампочки сигнализации перед тем, как уехала в бар. Ничто не шелохнулось. Обычно ко мне подбегала Тина, стремясь попасть в дом ради каких-то кошачьих нужд, но сегодня она, должно быть, охотилась в лесу.

Я выбрала ключ от дома из связки. Выскочила из машины, подошла к входной двери, вставила и повернула ключ 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной в рекордные сроки, захлопнула и закрыла на замок дверь за собой. «Нельзя так жить», — подумала я, в смятении покачав головой. Как только эта мысль промелькнула в голове, что-то со стуком ударилось о входную дверь. Не сумев удержаться, я вскрикнула.

Я помчалась к телефону, что лежал возле дивана. Набрала номер Билла, обходя комнату и закрывая жалюзи. Что я буду делать, если у него занято? Он же собирался идти домой, чтобы звонить.

Но я застала его, как раз когда он входил. Он запыхался, пока брал трубку.

— Да? — спросил он. Его голос звучал подозрительно.

— Билл! — выдохнула я. — Там снаружи кто-то есть 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной!

Он бросил трубку. Вампир действия.

Он был у меня через две минуты. Я смотрела на двор через щелку в жалюзи и видела, как он вышел туда из леса, двигаясь со скоростью и беззвучностью, которой человеку никогда не достичь. Облегчение от его присутствия было неимоверным. Секунду я стыдилась того, что позвонила ему: я могла сама справиться с ситуацией. Но потом решила: «А почему?» Если ты знаешь практически непобедимое существо, открыто заявляющее о своем обожании, которое почти невозможно убить, сверхъестественно сильное, ему стоит позвонить в такой ситуации.

Билл осмотрел двор и лес, двигаясь с уверенным молчаливым изяществом. Наконец он легко поднялся по 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной ступенькам. И нагнулся над чем-то на пороге. Угол зрения был слишком острым, и я не могла понять, что это. Когда он выпрямился, в руках у него было нечто... непонятное.

Все было очень плохо.

Я неохотно подошла ко входной двери и отперла ее.

Билл держал в руках тело моей кошки.

— Тина? — спросила я, слыша, как дрожит мой голос, но не заботясь об этом. — Она мертва?

Билл кивнул, слегка наклонив голову.

— Что — как?

— Похоже, ее задушили.

Я почувствовала, как искажается мое лицо. Биллу пришлось стоять с трупом в руках, пока я выплакалась.

— Я так и не приобрела дуб, — сказала 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной я, чуть успокоившись. Голос мой звучал неуверенно. — Можно закопать ее там. Так что мы прошли на задний двор, бедняга Билл держал Тину, стараясь выглядеть нормально, а я старалась снова не разреветься. Билл встал на колени и положил на дно выкопанной мной ямы маленький комок черного меха. Я взяла лопату и стала закидывать яму землей, но когда первый комок коснулся меха Тины, я снова заплакала. Билл молча взял у меня из рук лопату. Я отвернулась, и он завершил работу.

— Пойдем внутрь, — мягко сказал он, когда закончил.

Мы вошли в дом, пришлось обходить к парадной двери, потому что я так и 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной не отперла заднюю.

Билл поглаживал и утешал меня, хотя я знала, что Тина ему не особенно нравилась.

— Благослови тебя Господь, Билл, — прошептала я. Я крепко охватила его руками, почувствовав волну ужаса, что и его могут у меня отнять. Когда мои рыдания перешли во всхлипы, я посмотрела на него, надеясь, что не очень напугала всплеском эмоций.

Билл был в ярости. Он уставился на стену поверх моего плеча, глаза его сияли. Он был самым пугающим зрелищем в моей жизни.

— Ты нашел что-нибудь во дворе? — спросила я.

— Нет. Следы его присутствия. Отпечатки ног, запах. Ничего, что можно было бы представить суду в качестве 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной доказательства, — сказал он, угадав мои мысли.

— Ты не мог бы остаться здесь, пока тебе не придется... прятаться от солнца?

— Конечно. — Он посмотрел на меня, и я поняла, что он и так собирался сделать это независимо от моего мнения.

— Если тебе нужно будет позвонить — вот телефон. Не беспокойся. — Я имела в виду телефонные счета.

— У меня есть телефонная карточка, — ответил он, снова удивив меня. Кто бы мог подумать?

Я умылась и приняла тайленол, прежде чем надеть ночную рубашку. Я чувствовала себя печальнее, чем была с момента гибели бабушки, но печальнее по-другому. Смерть домашнего животного, естественно, нельзя сравнивать 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной со смертью члена семьи. Так я пыталась утешить себя, но это не очень действовало. Я пыталась понять причины, но так и остановилась на том, что я кормила, расчесывала и любила ее четыре года, а теперь буду по ней скучать.

Глава 11

Весь следующий день я была на взводе. Когда я добралась до работы и рассказала обо всем Арлене, она крепко меня обняла и сказала:

— Убила бы подонка, который сотворил это с Тиной!

Почему-то мне немного полегчало. Чарлси тоже высказала свое сочувствие, но она была озабочена скорее моим состоянием, чем тем, что случилось с кошкой. Сэм просто выглядел мрачно. Он 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной считал, что мне надо позвонить шерифу или Энди Бельфлеру и рассказать кому-нибудь из них об этом. Наконец, я позвонила Баду Диаборну.

— Обычно такие явления происходят циклично, — заявил Бад. — И никто больше пока не заявил о пропаже или гибели домашних животных. Боюсь, здесь что-то личное, Сьюки. А этот твой друг, вампир, он как относится к кошкам?

Я зажмурилась и глубоко вдохнула. Я звонила с телефона, который стоял в офисе Сэма, и он сидел за столом, выписывая заказ на ликеры.

— Билл был дома, когда кто-то убил мою кошку и подбросил ее мне на порог, — сказала я по 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной возможности спокойно. — Я немедленно позвонила ему, и он взял трубку. — Сэм насмешливо посмотрел на меня, а я закатила глаза, чтобы выказать свое мнение о подозрениях шерифа.

— Ты сказала, что кошка была удушена, — тяжеловесно продолжал Бад.

— Да.

— Осталась ли лигатура?

— Нет, я даже не видела, была ли она.

— Что вы сделали с кошкой?

— Похоронили.

— Это была твоя идея или мистера Комптона?

— Моя. — А что еще можно было сделать?

— Возможно, нам придется выкопать ее. Если у нас окажется лигатура и кошка, вероятно, нам удастся, совпадает ли метод ее убийства с тем, как были задушены Маудет и Дон, — старательно объяснил Бад.

— Простите 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной, об этом я не подумала.

— Это не так важно. Без лигатуры.

— Что ж, до свидания, — я повесила трубку, кажется, несколько резче, чем следовало. Сэм приподнял брови.

— Бад — кретин! — сообщила я ему.

— Бад неплохой полицейский, — спокойно ответил Сэм. — Никто из нас не привык к таким отвратительным убийствам.

— Ты прав, — признала я спустя мгновение. — Я несправедлива. Просто он все твердил «лигатура», так гордо, словно выучил новое слово. Жаль, что я так разозлилась на него.

— Тебе и не нужно быть совершенством.

— В смысле, что время от времени можно делать глупости и не быть такой понимающей и прощающей? Спасибо, шеф! — Я улыбнулась ему, чувствуя 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной, как искривились губы, и поднялась с края стола, на который присела, чтобы позвонить. Потянулась. И лишь увидев, как изменились глаза Сэма, пришла в себя. — За работу! — быстро воскликнула я и вышла из комнаты, стараясь убедиться, что я не качнула бедрами.

— Примешь детей на пару часиков сегодня вечером? — немного застенчиво спросила Арлена. Я вспомнила, как мы в последний раз говорили о такой же просьбе, вспомнила свою обиду на ее нежелание оставлять детей с вампиром. Я не задумывалась об этом с точки зрения матери. Теперь Арлена пыталась загладить свою вину.

— С удовольствием. — Я ждала, пока Арлена заговорит про Билла, но она не стала 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной. — Во сколько?

— Ну, мы с Рене собирались съездить в кино в Монро, — ответила она. — Как насчет половины седьмого?

— Нормально. Они поужинают?

— Я накормлю их. Они порадуются встрече с тетушкой Сьюки.

— Да и я порадуюсь.

— Спасибо, — сказала Арлена. Она помолчала, собралась было что-то добавить, но снова задумалась. — Тогда в половину седьмого.

Я оказалась дома около пяти, большую часть дороги мне пришлось ехать против солнца, которое сияло, словно пытаясь рассмотреть меня. Я переоделась в сине-зеленый трикотажный костюм с шортами, расчесала волосы и заколола их заколкой-бананом. Потом съела сэндвич, чувствую себя неуютно в одиночестве за кухонным столом 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной. Дом казался большим и пустым, так что я порадовалась, когда Рене привез Коби и Лизу.

— Арлена сражается с накладными ногтями, — объяснил он, смущаясь, что ему приходится вдаваться в эти дамские подробности. — А Коби с Лизой не терпелось добраться сюда. — Я обратила внимание, что Рене все еще был в рабочей одежде — ботинки, нож, шляпа. Арлена не позволит ему никуда ее вести, пока он не примет душ и не переоденется.

Коби было восемь, а Лизе пять, они повисли на мне, словно громадные серьги, когда Рене нагнулся, чтобы поцеловать их на прощание. Его отношение к детям давало ему право на большую золотую медаль 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной, и я одобрительно улыбнулась. Я взяла ребят за руки, чтобы отвести их на кухню и поесть мороженого.

— Мы вернемся в пол-одиннадцатого, одиннадцать, — сказал он. — Если это сойдет. — Он положил руку на дверную ручку.

— Конечно, — согласилась я. И было открыла рот, чтобы предложить оставить детей на ночь, как бывало раньше, но тут вспомнила об окоченевшем тельце Тины. Я решила, что сегодня им лучше здесь не оставаться. Мы отправились на кухню, а пару минут спустя я услышала, как старый пикап Рене громыхает по проезду. Я подняла Лизу на руки.

— Ты становишься такой большой, девочка, что я с трудом тебя поднимаю 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной! А ты, Коби, уже бреешься? — Мы сидели за столом добрые полчаса, пока дети ели мороженое и предъявляли мне список своих достижений за то время, что мы не виделись.

Потом Лиза захотела мне почитать, так что я достала цветную книжку со словами, она с гордостью прочитала их мне. Коби, несомненно, пришлось доказывать, что он читает куда лучше, а потом им захотелось посмотреть по телевизору свою любимую передачу. Прежде чем я заметила, уже стемнело.

— Вечером придет мой друг, — сказала я им. — Его зовут Билл.

— Мама рассказала, что у тебя есть такой особенный друг, — сказал Коби. — Лучше пусть он мне понравится. И пусть 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной будет хорошо себя вести с тобой.

— Он так и делает, — уверила я мальчика, который распрямился и выпятил грудь, готовясь защищать меня от особенного друга, если он будет недостаточно хорош, по мнению Коби.

— А цветы он тебе посылает? — романтически спросила Лиза.

— Пока нет. Может, вы намекнете ему, что мне бы это понравилось?

— О-о-о, конечно, я так и сделаю.

— А он просил выйти за него замуж?

— Нет. Но я тоже не просила.

Естественно, именно в этот момент Билл постучал в дверь.

— Я не одна! — сообщила я, улыбаясь, открывая дверь.

— Я слышу, — ответил он.

Я взяла его за руку и 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной провела на кухню.

— Билл, это Коби, а эта молодая леди — Лиза.

— Хорошо. Я хотел встретиться с вами, — к моему удивлению сказал Билл. — Лиза и Коби, будет ли хорошо, если я составлю компанию вам с тетушкой Сьюки?

Они внимательно рассматривали его.

— Она нам на самом деле не тетя, — сказал Коби, изучая обстановку. — Она подруга нашей мамы.

— Так хорошо ли?

— Да, но она сказала, что ты не присылаешь ей цветов! — сказала Лиза. Ее голосок был звонким, и я порадовалась, что ее проблемы с буквой «р» позади. На самом деле.

Билл искоса посмотрел на меня. Я пожала плечами.

— Они меня спросили 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной, — беспомощно сказала я.

— Хм-м-м, — задумчиво протянул он. — Придется мне призадуматься об этом, Лиза. Спасибо, что сказала. А вы знаете, когда у тети Сьюки день рождения?

Я почувствовала, как запылало мое лицо.

— Билл, — резко сказала я, — прекрати.

— А ты, Коби, знаешь?

Коби с сожалением покачал головой.

— Я знаю, что это летом, потому что когда в прошлый раз мама ездила с Сьюки обедать в Шривпорт на ее день рождения, было лето. А мы остались с Рене.

— Какой ты молодец, что помнишь, Коби! — сказал Билл.

— Я даже еще умнее! Угадай, что я вчера узнал в школе! — И Коби прорвало.

Лиза внимательно 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной смотрела на Билла все время, пока Коби говорил, а когда он закончил, сказала:

— Ты такой белый, Билл!

— Да, — сказал он. — Это мой нормальный цвет лица.

Дети обменялись взглядами. Я поняла, что они решили, будто этот «нормальный цвет» означал болезнь, и дальнейшие расспросы будут невежливы. Временами дети бывают тактичны.

Билл, который сперва был скован, все больше расслаблялся. К девяти я готова была признать, что уже устала, но он продолжал возиться с детьми, когда в одиннадцать приехали Арлена и Рене, чтобы забрать их.

Я как раз представляла Биллу своих друзей, и они совершенно обыденно пожимали друг другу руки, когда появился 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной еще один гость.

Красивый вампир с густыми черными волосами, уложенными в совершенно невероятную волнообразную прическу, появился из леса в тот момент, когда Арлена подсаживала детей в машину, а Рене беседовал с Биллом. Билл взмахнул вампиру рукой, он поднял свою в ответ и присоединился к Биллу и Рене, словно они его поджидали.

С парадного крыльца я наблюдала, как Билл представляет их друг другу, вампир и Рене пожимают руки. Рене глазел на вампира с таким видом, словно узнавал его. Билл многозначительно посмотрел на Рене и покачал головой. Тот замолчал.

Вновь прибывший был рослым, выше Билла, на нем были старые джинсы 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной и футболка с надписью «Я побывал в Грейсландии». Его тяжелые башмаки были стоптаны. В руке он держал бутылочку с синтетической кровью и время от время от времени прихлебывал из нее. Мистер Тонкость Общения.

Может, подействовала реакция Рене, но чем больше я смотрела на вампира, тем более знакомым он мне казался. Я мысленно попыталась изменить тон кожи, добавить новые черты, представить его стоящим прямо и насытить выражение лица некой живостью.

О Господи!

То был человек из Мемфиса.

Рене повернулся, чтобы уйти, и Билл повел ко мне незнакомца. Футах в десяти вампир обратился ко мне:

— Эй, Билл сказал мне, что кто 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной-то убил твою кошку.

Он говорил с сильным южным акцентом.

Билл на секунду прикрыл глаза, а я молча кивнула.

— Что ж, весьма сожалею. Я люблю кошек, — сказал высокий вампир, и поняла, что он имел в виду отнюдь не то, что ему нравиться разглаживать их мех. Я надеялась, что дети всего этого не видят, но в окне пикапа показалось испуганное лицо Арлены. Все добрые отношения, которые постарался установить сегодня Билл, пошли прахом.

Рене покачал головой за спиной вампира и забрался на водительское место, помахал рукой, заводя мотор. Он высунул голову в окно и бросил долгий прощальный взгляд на вновь 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной прибывшего. Должно быть, он что-то сказал Арлене, ибо она тоже посмотрела в окно, стараясь рассмотреть его. Я увидела, как распахнулся ее рот, когда она присмотрелась к созданию, стоявшему возле Билла. Ее голова исчезла, и я услышала скрип удаляющейся машины.

— Сьюки, — с предостережением в голосе сказал Билл, — это Бубба.

— Бубба, — повторила я, не вполне веря собственным ушам.

— Ага, Бубба, — бодро заявил вампир. Его устрашающая улыбка так и источала добродушие. — Это я. Рад встрече.

Я пожала ему руку и заставила себя улыбнуться в ответ. Господь Вседержитель, никогда не думала, что буду пожимать ему руку. Но он несомненно изменился в худшую 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной сторону.

— Бубба, ничего, если ты подождешь здесь, на пороге? Я объясню все Сьюки.

— Мне нормально, — небрежно ответил Бубба. Он устроился на качелях, радостный и безмозглый, как двустворчатый моллюск.

Мы зашли в гостиную, и лишь сейчас я обратила внимание, что с появлением Буббы большая часть звуков ночи, вроде жуков и лягушек, просто исчезла.

— Хотел тебе все объяснить, прежде чем Бубба здесь появится, — прошептал Билл. — Но не смог.

— Это тот, о ком я думаю? — спросила я.

— Да. Так что ты знаешь теперь, что отчасти сказки бывают правдивы. Только не называй его по имени. Называй его Буббой. Что-то пошло не так, когда он 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной обратился из человека в вампира, может из-за всей этой химии в его крови.

— Но он же и вправду был мертв?

— Не совсем. Один из нас работал в морге и был его поклонником, он смог обнаружить в нем искру жизни, так что он поспешно привел его в себя.

— Привел в себя?

— Сделал его вампиром, — объяснил Билл. — Но это было ошибкой. Он не смог стать тем, чем был раньше. Он не умнее ствола дерева, так что он выполняет разные работы для нас, чтобы прокормиться. Ты видишь, мы не можем представить его публике.

Я кивнула с открытым ртом. Конечно 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной, нет. «О Господи!» — пробормотала я, ошеломленная персоной у меня на дворе.

— Так что помни о том, насколько он глуп и импульсивен... не оставайся с ним надолго наедине и никогда не называй его иначе, чем Бубба. Как он тебе и сказал, он любит домашних животных, но их кровь не делает его надежнее. Ну а теперь — зачем я привел его сюда...

Я стояла, скрестив на груди руки, с некоторым интересом ожидая его объяснений.

— Любимая, мне на некоторое время придется уехать из города, — сообщил мне Билл.

Неожиданность этого сообщения меня ошеломила.

— Почему? Зачем? Нет, подожди. Мне лучше не знать. — Я взмахнула перед 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной собой рукой, отметая любые намеки на то, что Билл обязан рассказывать мне о своих делах.

— Я расскажу тебе все, когда вернусь, — твердо сказал он.

— Так и что будет делать твой друг — Бубба? — спросила я, хотя у меня зародились подозрения, что я и так это знаю.

— Бубба будет присматривать за тобой, пока меня нет, — сухо сказал Билл.

Я подняла брови.

— Хорошо. Он не особо нуждается... — Билл огляделся, — ни в чем, — признал он наконец. — Но он сильный, и будет делать то, что я ему велел, и он сделает так, что никто не вломится к тебе в дом.

— Он останется снаружи, в лесу?

— Да 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной, — выразительно сказал Билл. — Он не должен приходить и говорить с тобой. В темноте он станет выбирать себе место, откуда виден дом, и будет наблюдать всю ночь.

Надо не забывать закрывать жалюзи. Мысль о том, что в мои окошки будет пялиться вампир с помраченным разумом, не особенно вдохновляла.

— Ты вправду думаешь, что это необходимо? — беспомощно спросила я. — Знаешь, не помню, чтобы ты спросил у меня.

Билл вздохнул, что в его версии означало глубокий вздох.

— Любимая, — начал он излишне терпеливым голосом. — Я очень стараюсь привыкнуть к тому обращению, которое теперь нравится женщинам. Но для меня это неестественно, особенно когда 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной я боюсь, что тебе угрожает опасность. Я пытаюсь успокоить себя на то время, пока меня не будет. Мне не хочется ехать, но это то, что я должен сделать, ради нас обоих.

Я посмотрела на него.

— Я слышу тебя, — сказала я наконец. — Мне это не очень нравится, но я боюсь по ночам и думаю, что... Ладно.

Честно говоря, не думаю, что мое мнение что-то значило. В конце концов, как бы мне удалось заставить Буббу уйти, если бы он этого не хотел? Даже у полиции в нашем городке нет приспособлений, чтобы иметь дело с вампирами, а если они столкнутся с этим конкретным 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной вампиром, то будут стоять и глядеть на него достаточно долго, чтобы он успел разорвать их на клочки. Я понимала озабоченность Билла, и лучшее, что я могла сделать — это просто поблагодарить его. Я слегка обняла его.

— Что ж, если тебе надо идти, будь осторожен, — сказала я, стараясь не говорить несчастным голосом. — У тебя будет, где остановиться?

— Да. Я буду в Новом Орлеане. Комнаты есть в «Крови в квартале».

Я читала заметку про этот отель, первый в мире, который обслуживал исключительно вампиров. Он гарантировал полную безопасность, и до сих пор ее обеспечивал. То был яркий штрих посреди Французского квартала 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной. В сумерках отель бывал полностью окружен клыками-кулаками и туристами, поджидающими выхода вампиров.

Я начала чувствовать зависть. Чтобы постараться не выглядеть как несчастный щенок, хозяева которого уезжают и водворяют его обратно в дом, я нацепила свою улыбку.

— Ну, всего тебе хорошего, — бодро сказала я. — Вещи уже сложил? Поездка займет несколько часов, а сейчас уже темно.

— Машина готова, — я только сейчас поняла, что он откладывал отъезд, чтобы провести время со мной и с детьми Арлены. — Я лучше пойду. — Он поколебался, пытаясь найти нужные слова. Потом протянул ко мне руки. И взяла их, и он слегка потянул, приложив самое маленькое давление. Я 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной двинулась ему в объятия, потерлась лицом о рубашку.

— Я буду скучать по тебе, — сказал он. Его голос был не громче дыхания, но я услышала его. Он поцеловал меня в макушку, сделал шаг от меня и вышел в двери. Я услышала его голос на пороге, он давал Буббе последние указания, потом послышался скрип качелей — тот встал с них.

Я не стала смотреть в окно, пока не услышала, что машина Билла едет по проезду. Тогда я увидела, как Бубба неторопливо удаляется в лес. Принимая душ, я убеждала себя, что Билл доверяет Буббе, раз оставил его охранять меня. Но я все еще 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной не могла решить, кого бояться больше — убийцу, которого выслеживает Бубба или самого Буббу.

На следующий день на работе Арлена спросила меня, зачем у моего дома оказался этот вампир. Я не удивилась такому вопросу.

— Видишь ли, Биллу пришлось уехать из города, и он волнуется... — Я надеялась, что этим все и завершится. Но тут к нам подошла Чарлси. (Мы были не слишком заняты. Торговая палата давала обед и речь в «Плавниках и хвостах», а в громадном доме старой миссис Бельфлер Женщины-Молитвенницы и Картофельная группа подавали свой жареный картофель.)

— Ты хочешь сказать, — сказала Чарлси, поблескивая глазами, — что твой друг приставил к 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной тебе личного телохранителя?

Я неохотно кивнула. Можно было сказать и так.

— Как романтично, — вздохнула Чарлси.

Можно и так к этому относиться.

— Видела бы ты его, — сказала Чарлси Арлин, наконец получив возможность выговориться. — Он точная копия...

— Ох, только не говорите при нем, — перебила я. — Он совсем не тот, — что было правдой. — И ему очень не нравится, когда он слышит это имя.

— Ой, — тихим голосом сказала Арлена, словно Бубба мог подслушивать ее средь бела дня.

— Мне спокойнее, когда Бубба в лесу, — сказала я, что более или менее соответствовало истине.

— Ах, так он не остается в доме? — спросила Чарлси, несколько разочарованная 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной.

— О боже, конечно, нет! — сказала я, мысленно извиняясь перед Богом, что упомянула его имя всуе. Слишком часто я стала это делать в последнее время. — Нет, Бубба остается в лесу всю ночь и смотрит за домом.

— А насчет кошек — это правда? — Арлена выглядела, словно ощущала тошноту.

— Он просто шутил. Не слишком у него с чувством юмора, правда? — Мне приходилось лгать. Я была уверена, что Бубба не откажется перехватить глоточек кошачьей крови.

Мне показалось, что Арлена не очень в это поверила. Пора было сменить тему разговора.

— Как вы с Рене провели вечер? — спросила я.

— Рене был так мил вчера вечером, правда? — сказала 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной она, и ее щеки порозовели. Зардевшая женщина, которая не в первый раз замужем.

— Ну-ка, рассказывай! — Арлене нравилось, когда ее скабрезно поддразнивали.

— Ну вас! Я имею в виду, что он был вежлив и с Биллом, и даже с этим Буббой.

— А почему бы ему не быть вежливым?

— У него какие-то проблемы с вампирами, Сьюки, — Арлена покачала головой. — У меня тоже, я знаю, — призналась она, когда я посмотрела на нее, приподняв брови. — Но у Рене и вправду некое предубеждение. Синди какое-то время встречалась с вампиром, и это ужасно расстраивало Рене.

— И как Синди? — Мне было интересно здоровье любого, кто встречался 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной с вампирами.

— Я ее не видела, — сообщила Арлена. — Но Рене посещает ее раз в неделю или что-то в этом роде. У нее все в порядке, она вернулась в нормальную колею. Она работает в больничном кафетерии.

Сэм, стоявший за стойкой бара, убирая в холодильник бутылочки с кровью, произнес:

— Может, Синди захочет вернуться домой. Линдси Краус собирается уходить, она переезжает в Литл Рок.


documentbddtpdh.html
documentbddtwnp.html
documentbddudxx.html
documentbddulif.html
documentbddussn.html
Документ 14 страница. — Но я не хочу быть для него ценной